Новости-Русатом РДС

В России создаются новые механизмы трансфера технологий

Россия стремится к технологической независимости, и один из способов решить эту задачу - преобразование научных открытий в полезные для отечественной экономики изобретения.

Пример такого пути - механизм трансфера технологий, созданный госкорпорацией "Росатом". Он включает поставщика научных решений - Национальный центр физики и математики (НЦФМ), к которому добавилась еще одна структура - Институт трансфера технологий (ИТТ).

Конечно, ученые могли бы и сами превращать свои открытия в конечный продукт для потребителя, но это не их работа. Опыт, в том числе и мировой, показывает: более эффективный путь, когда одни фокусируются на научных исследованиях, а другие находят применение их открытиям.

Можно выделить три показательные модели трансфера технологий: американскую, германскую и китайскую. США пошли по пути технологического предпринимательства и организовали взаимовыгодную кооперацию науки, государства и бизнеса. Они создали информационную систему управления интеллектуальной собственностью, позволяющую отслеживать движение технологий, а также привлекли военных. Китай выбрал иной вариант - создание собственных технологий путем воспроизводства зарубежных. Германия использовала инфраструктурную модель трансфера, создавая соответствующие центры в технопарках и индустриальных парках.

В "Росатоме" решили не копировать ни одну из перечисленных моделей, а создать свою систему - гибридную. Она должна сделать более эффективным процесс трансфера технологий, который существовал в госкорпорации до этого. Понятно, что новая система создается не на пустом месте: у "Росатома" достаточно примеров того, как передовые научные идеи превращались в продукт, который можно успешно продавать. Один из них - акустический анализатор, оценивающий состояние станка. Прибор, состоящий из датчиков, системы управления и программного обеспечения устанавливается на станок, по его "звучанию" определяет состояние оборудования и может мгновенно вычислить неисправность. Это позволяет экономить на техническом обслуживании станков и предупреждать аварии. Вот так технология из 80-х нашла полезное применение в XXI веке.

Другой пример - известный медицинский аппарат "Тианокс" для ингаляционной терапии оксидом азота. Он появился благодаря разработкам Российского федерального ядерного центра в Сарове. Прибор синтезирует оксид азота прямо из воздуха и подает его в легкие пациента. Обычно этот газ доставляют в больницы в баллонах, но теперь достаточно установить такой аппарат в любой палате.

В 2021-м началось промышленное производство таких приборов, и в этом году их было продано более чем на 0,5 миллиарда рублей, сообщил директор по гражданской продукции ядерного оружейного комплекса ГК "Росатом" Денис Анищук. Успех несомненный, правда от момента появления идеи такого аппарата до его поступления в продажу прошло 10 лет. Поэтому одна из задач новой системы трансфера технологий - сократить этот период.

Времени на раскачку не будет. По словам Дениса Анищука, уже к 2030 году ядерный оружейный комплекс "Росатома" планирует зарабатывать на коммерческих проектах, связанных с трансфером технологий, 150 миллиардов рублей.

Ключевая роль в этом процессе отводится Институту трансфера технологий, созданному в этом году на базе АО "Русатом РДС" - одной из дочерних компаний "Росатома".

"Мы сейчас работаем со следующими видами трансфера: из фундаментальной науки и прямой трансфер уже существующих технологий гражданской продукции", - рассказал "РГ" директор по трансферу технологий АО "Русатом РДС" Александр Кулиш.

Процесс трансфера технологий будет идти параллельно с исследовательской работой
По его словам, на сегодняшний день у госкорпорации в работе находится около 30 соответствующих проектов.

Самый объемный из перечисленных видов трансфера - это получение технологий из открытий фундаментальной науки. Ключевым игроком здесь выступает Национальный центр физики и математики, созданный в 2021 году. В его учредителях - "Росатом", МГУ имени М.В. Ломоносова, Российская академия наук и др.

Научная программа центра включает 10 направлений: национальный центр исследования архитектур суперкомпьютеров, математическое моделирование на супер-ЭВМ экса- и зеттафлопсной производительности, газодинамика и физика взрыва, физика высоких плотностей энергии, физика частиц и космология, ядерная и радиационная физика, исследования в сильных и сверхсильных магнитных полях, физика изотопов водорода, искусственный интеллект и большие данные в технических, промышленных, природных и социальных системах, экспериментальная лабораторная астрофизика и геофизика.

В каждом направлении - несколько ключевых тем. К примеру, ядерная и радиационная физика нацелены на разработку новых технологий по созданию ускорителей заряженных частиц, изучение возможности управляемого воздействия на радиационные пояса Земли, разработку методов защиты электроники от радиационного излучения. Направление больших данных (Big Data) предполагает разработку технологий для создания безлюдных производств, создание автономного интеллектуально-активного системного ПО, исследование проблем сквозного управления жизненным циклом изделий.

По каждому из 10 направлений предполагается трансфер технологий. Причем этот процесс будет идти параллельно с научной работой. Не нужно ждать, пока ученые завершат весь цикл исследований, и лишь затем переходить к оценке коммерческих возможностей их открытия. "ИТТ во время начальных фаз исследований подключается к ним и оценивает технологии, которые могут получиться при проверке рыночных и иных гипотез и организовывает разработку непосредственно технологии и продукта. А фундаментальные исследования продолжаются дальше", - пояснил Александр Кулиш.

Для серьезной научной работы нужны умные головы и современное оборудование. Первое уже есть, и речь не только о собственных ученых, НЦФМ работает в кооперации с более чем 50 ведущими научными организациями страны. Что касается технического оснащения, к 2030 году в НЦФМ должны появиться три установки класса мегасайенс. Это фотонный суперкомпьютер, электрон-позитронный коллайдер "Супер С-тау фабрика", схожий с известным большим адронным коллайдером в Европе, а также лазер XCELS с очень высокой мощностью излучения. "В одном коротком импульсе такого лазера развивается мощность, которая на три порядка больше суммарной мощности всех электростанций, работающих сейчас в мире", - пояснил научный руководитель НЦФМ академик РАН Александр Сергеев.
Создание такого лазера - не только важный шаг для науки, но и возможность для трансфера технологий, считает он. В НЦФМ уже нашли, где применить продвинутые лазерные технологии - в производстве микроэлектроники. С их помощью можно уменьшить топологические размеры чипов. Для этого нужен рентгеновский литограф, которого в нашей стране пока нет. В НЦФМ собираются создать его, используя наработки нескольких научных институтов: мощный лазер, особое вещество, из которого идет излучение, и рентгеновские зеркала для его фокусировки.

"Если соединить эти три разработки, то мы получим на длине волны 13,5 нанометра литографическую систему с мощностью, которая в разы превосходит то, что делает сегодня голландская компания ASML (крупнейший производитель литографического оборудования. - Прим. "РГ")", - отметил Александр Сергеев.

Другой потенциальный проект НЦФМ - создание автономной навигационной системы, базирующейся на рентгеновских пульсарах (космические источники переменного рентгеновского излучения). Запуск в 2019 году обсерватории "Спектр-РГ" позволил открыть множество таких источников.
"Вспомним, как устроена система GPS. С помощью информации из трех мест мы можем определять свое положение, а за счет периодических сигналов во времени определяем нашу скорость. А навигация — это положение и скорость движения, - отметил Александр Сергеев. - Если рентгеновский телескоп такого типа будет запущен в космос, можно создать автономную систему позиционирования, базирующуюся на рентгеновских пульсарах и не связанную с Землей. Она может использоваться для ближнего космоса, дублируя наш ГЛОНАСС".

ИТТ уже участвует в упомянутых проектах НЦФМ. "Сейчас как раз тот момент, когда они ведут фундаментальное исследование, а мы проверяем их результаты на рыночные гипотезы, на возможность их коммерциализации, превращения в новые технологии и продукты", - рассказал Александр Кулиш.
По его словам, трансфер разрабатываемых НЦФМ технологий может быть выполнен в течение двух-трех лет.
ИТТ